Public Enemy Number One (PENI).

  • Автор темы TheGoodfella
  • Дата начала
T

TheGoodfella

Guest
5G7tOOF6uyE.jpg



V4BHjQnZLUg.jpg


Предисловие.
Статья посвящена организационному развитию PENI. В первом разделе рассмотрено первоначальное формирование банды, во втором проанализирован переход от небольшой молодежной клики, собравшейся вокруг музыкального стиля и братских взаимоотношений до криминального предприятия, уличной и тюремной бригады. В обоих разделах я подчеркиваю напряженность, существующую между расовой политикой и вовлеченностью в преступную деятельность, ориентированную на получение денежной прибыли; конфликте в отношениях с другими расистскими группировками, вызванными криминальной практикой и употреблением наркотиков среди PENI.

Я определяю банду, как группу сверстников, демонстрирующих, в совокупности, постоянство в нахождении друг с другом и установленными границами, идентифицированными как территория банды, общий стиль и манера поведения, а также практика “боевых действий” (нападения, убийства, покушения, разбои) или другой преступной деятельности. В этой статье я включаю в концепт банды категорию группы скинхедов, в отличии от некоторых других авторов (в основном, англоязычных), имеющих сильную, но противоречивую тенденцию исключать группировки скинхедов из структуры определения банды. Подобное утверждение действительно несет в себе легитимные мотивы: скинхеды, в отличии от типичных представлений об уличной банде, подчеркнуто выражают свои идеологические мотивы, открытый расизм, политическое насилие и международные связи; исключение скинхедов из категории уличных банд также мотивировано характером поведения участников вне преступной деятельности: пока типичные уличные бандиты тратят значительное время впустую, просто находясь на “своей” территории, скинхеды сосредоточены вокруг планирования, рациональной причиной которого является попытка избежания наказания за будущие содеянные преступления путем составления четкого плана действий.

Однако, я ввожу точку зрения, отличие которой от предшествующей заключается в том, что группировка скинхедов обладает рядом характеристик, сближающих их с другими уличными бандами: возраст участников от 12 до 19 лет, централизация вокруг уникального стиля и предпочтениях в музыке, сленга, практик мелкой преступности, обособленной от идеологических убеждений и автономии, отличающей небольшую молодежную клику от, например, Ку-Клукс-Клана, как организационной сети. Беря во внимание, что количество скинхедов по сравнению с другими типами банд относительно небольшое, всё же им удалось сохранить постоянное присутствие в США в течении почти четырех десятилетий, что само собой подразумевает успех в сохранении самих себя, как культурного образования.

Тенденция рассматривать бритоголовых вне контекста уличной банды связана с доминирующей в обществе характеристикой, описывающей скинхедов как “молодых неонацистов”, в первую очередь вовлеченных в политическое насилие по мотиву ненависти к другим расам. Например, я хочу упомянуть две распространенные точки зрения: 1) большинство скинхедов белые неонацисты и расисты, которые чувствуют угрозу от евреев, не-белых и гомосексуалистов; 2) большинство скинхедов совершают насильственные преступления для политического террора и расового возмездия (т.н RAHOWA), а не по мотивам получения экономической прибыли.

Пускай эти точки зрения могут в точности описывать часть white power скинхедов, всё же они отвлечены от другой части бритоголового сообщества, сочетающих в себе идеологию белого превосходства, но одновременно с этим, выстроенные вокруг криминальной деятельности, ориентированной на получение денежной прибыли. В отличии от так называемых революционных ячеек (данное выражение я беру из книги “Дневники Тернера”) Silent Brotherhood или Aryan Republican Army, которые занимались экономически прибыльными преступными действиями, чтобы использовать денежные средства и полученные выгоды на пользу расовой вооруженной революции, PENI, по крайней мере в доступной нам информации, никогда не финансировали политические движения и свое присутствие в политическом спектре.

Вместо того, чтобы изображать скинхедов как сфокусированных исключительно на политическом насилии и активизме групп ненависти, я предлагаю иную оптику: взгляд, который доказывает существование различий среди сторонников белого превосходства и PENI, в данном случае, это показательный пример. Данные и интервью с участниками PENI четко демонстрируют, что эти люди видят себя частью white supremacy street gang (бандой сторонников белого превосходства). Ключевым здесь является сочетание выражений “white supremacy” и “street gang”, то есть, члены PENI не гнушаются категории уличной банды (и, соответственно, всех преступных деяний обычно связываемых с этим понятием, также как и культурно-историческим контекстом). PENI стремятся сбалансировать нахождение на границе между группой ненависти и уличной бандой, между экономически выгодными преступными операциями, заведомо предполагающими принятие прагматичных решений и концепции белого превосходства, как верховной политической идеологии.

yCQ1lw7bGKw.jpg


Я определяю банду, как группу сверстников, демонстрирующих, в совокупности, постоянство в нахождении друг с другом и установленными границами, идентифицированными как территория банды, общий стиль и манера поведения, а также практика “боевых действий” (нападения, убийства, покушения, разбои) или другой преступной деятельности. В этой статье я включаю в концепт банды категорию группы скинхедов, в отличии от некоторых других авторов (в основном, англоязычных), имеющих сильную, но противоречивую тенденцию исключать группировки скинхедов из структуры определения банды. Подобное утверждение действительно несет в себе легитимные мотивы: скинхеды, в отличии от типичных представлений об уличной банде, подчеркнуто выражают свои идеологические мотивы, открытый расизм, политическое насилие и международные связи; исключение скинхедов из категории уличных банд также мотивировано характером поведения участников вне преступной деятельности: пока типичные уличные бандиты тратят значительное время впустую, просто находясь на “своей” территории, скинхеды сосредоточены вокруг планирования, рациональной причиной которого является попытка избежания наказания за будущие содеянные преступления путем составления четкого плана действий.

Однако, я ввожу точку зрения, отличие которой от предшествующей заключается в том, что группировка скинхедов обладает рядом характеристик, сближающих их с другими уличными бандами: возраст участников от 12 до 19 лет, централизация вокруг уникального стиля и предпочтениях в музыке, сленга, практик мелкой преступности, обособленной от идеологических убеждений и автономии, отличающей небольшую молодежную клику от, например, Ку-Клукс-Клана, как организационной сети. Беря во внимание, что количество скинхедов по сравнению с другими типами банд относительно небольшое, всё же им удалось сохранить постоянное присутствие в США в течении почти четырех десятилетий, что само собой подразумевает успех в сохранении самих себя, как культурного образования.

Тенденция рассматривать бритоголовых вне контекста уличной банды связана с доминирующей в обществе характеристикой, описывающей скинхедов как “молодых неонацистов”, в первую очередь вовлеченных в политическое насилие по мотиву ненависти к другим расам. Например, я хочу упомянуть две распространенные точки зрения: 1) большинство скинхедов белые неонацисты и расисты, которые чувствуют угрозу от евреев, не-белых и гомосексуалистов; 2) большинство скинхедов совершают насильственные преступления для политического террора и расового возмездия (т.н RAHOWA), а не по мотивам получения экономической прибыли.

Пускай эти точки зрения могут в точности описывать часть white power скинхедов, всё же они отвлечены от другой части бритоголового сообщества, сочетающих в себе идеологию белого превосходства, но одновременно с этим, выстроенные вокруг криминальной деятельности, ориентированной на получение денежной прибыли. В отличии от так называемых революционных ячеек (данное выражение я беру из книги “Дневники Тернера”) Silent Brotherhood или Aryan Republican Army, которые занимались экономически прибыльными преступными действиями, чтобы использовать денежные средства и полученные выгоды на пользу расовой вооруженной революции, PENI, по крайней мере в доступной нам информации, никогда не финансировали политические движения и свое присутствие в политическом спектре.

Вместо того, чтобы изображать скинхедов как сфокусированных исключительно на политическом насилии и активизме групп ненависти, я предлагаю иную оптику: взгляд, который доказывает существование различий среди сторонников белого превосходства и PENI, в данном случае, это показательный пример. Данные и интервью с участниками PENI четко демонстрируют, что эти люди видят себя частью white supremacy street gang (бандой сторонников белого превосходства). Ключевым здесь является сочетание выражений “white supremacy” и “street gang”, то есть, члены PENI не гнушаются категории уличной банды (и, соответственно, всех преступных деяний обычно связываемых с этим понятием, также как и культурно-историческим контекстом). PENI стремятся сбалансировать нахождение на границе между группой ненависти и уличной бандой, между экономически выгодными преступными операциями, заведомо предполагающими принятие прагматичных решений и концепции белого превосходства, как верховной политической идеологии.

ICoynnSHVRI.jpg


Переходный период.
В этом разделе будет описание того, как PENI превращается из небольшой клики с оборонительной тактикой, в первую очередь участвующую в локальных стычках, в организованную преступную группировку с централизованным управлением. История трансформации PENI начинается с опыта тюремного пребывания, открытостью к употреблению наркотиков и уличной преступности.

Опыт заточения.
К концу 80-х моральная паника вокруг банд неонацистов в США набирала обороты и правоохранительные органы все больше осознавали необходимость расследовать и пресекать деятельность скинхедов с целью расформирования группировок. Усилия полиции привели к подъему числа арестов скинхедов за разнообразные виды преступлений. Слежка и угроза лишением свободы произвели нужный эффект и заставили некоторых бритоголовых свернуть деятельность. Сотрудники, с которыми записывались интервью, рассказывали о растущей в те времена "осведомленности" среди южно калифорнийских отделах полиции о бандах белых:

“Нам потребовалось время, но с помощью 87 и 88 участка мы реально расправились со скинами Мы не позволяли им функционировать, и как только они устраивали концерт или сходу, мы принимали всех, а законные основания находились позже. Не имеет значения, была ли акция мирной или насильственной, мы забирали всех кого видели, а дальше скидывали их на условно-досрочное, если отказывались сотрудничать. Пару месяцев тюрьмы и всё” (29 января 1999 г).
В тех же годах несколько скинхедов, одним из которых был знаменитый Дональд "Попай" Мазза, имели за плечами разнообразную преступную историю: торговля и хранение наркотиками, кражи со взломом, силовые нападения. История незаконной деятельности PENI привела к растущему числу заключенных. Интервью с представителями органов и анализ судебных записей показывают, что многие из основы PENI имеют криминальное прошлое. Попавшие за решетку члены PENI формируют процесс гибридизации, в ходе которого соединяется идеология белого превосходства, форма организации группы скинхедов и преступная (бандитская) активность.

В течении последующего десятилетия AB пополнила человеческий капитал, став старшим союзником PENI. По мере развития этого альянса, PENI усиливали организационную структуру, а количество участников росло. AB выбрали PENI ещё и отчасти потому, что бригада традиционно поддерживается небольшой и сплоченной лидерской командой, а уличное происхождение мешало органам классифицировать PENI как тюремную банду, тем самым сводя к минимуму власть надзирателей.

Связи PENI с Арийским Братством помогло укрепить их иерархическое положение в структуре. PENI разрабатывает "круг из пяти" - совет управляющих, предназначенный для централизованного руководства организации, принимающий ответственные решения. Параллельно изначально свободное сообщество сверстников всё больше вовлекается в распространение метамфетамина и мошенничество с личными данными граждан. На сленге "круг из пяти держал ключи от машины", то есть, переводя в базовый язык, владел возможностями выдвигать ряд инициатив по функционированию преступной группировки, отдавать приказы и интерпретировать инструкции АБ. Их также называют "shot callers", то есть те, кто имеет власть давать зеленый свет на проведение боевых действий.

Отношения, возникшие между PENI и AB, объясняются социальными контактами, возникшими в результате заключения в тюрьму членов PENI. Тюрьма создала возможности для PENI контактировать с более опытной и развитой преступной группировкой, помогла им перерасти из неорганизованной мелкой команды в слаженную криминальную машину. В этом отношении пример PENI показательно иллюстрирует, как уличные банды в США объединяются, получают больше власти и пространства для действия. В прошлом, уличные и тюремные банды, как правило, не были связаны между собой, но в последние десятилетия динамика арестов (вспомните закон RICO), количество заключенных резко возросли, что стало плацдармом для создания огромной подпольной тюремной экономики, которая приносит миллионы долларов тем, кто способен контролировать этот рынок.